Материалы об экстремизме, терроризме, интернете

Национальный центр информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет

Проблемы противодействия экстремизму в сети Интернет

Ю. Н. Троегубов

Развитие и массовое использование международной информационно-коммуникационной сети Интернет является общемировой тенденцией развития последнего времени. Деятельное участие большого количества не только отдельных пользователей, но и целых организаций в среде глобального информационного пространства детерминирует необходимость выработки соотносимых с текущими тенденциями развития информационно-коммуникативных технологий мер обеспечения национальной безопасности, в частности противодействию активизировавшемуся распространению идей экстремизма и терроризма.

Организаторы и участники экстремистских групп активно используют в своих целях процесс глобализации, принимая на вооружение новейшие информационные технологии, с помощью которых делают менее уязвимыми для правоохранительных органов элементы своей инфраструктуры. Создаются террористические организации, в основу построения которых заложен принцип сетевой структуры, что в свою очередь обуславливает увеличение их потенциала в современных информационно-коммуникативных условиях. Для них характерны единые центры и информационно-коммуникативные каналы, автономный способ существования входящих в сообщество периферийных преступных группировок, взаимодействующих как с центром, так и между собой [4].

Информационное пространство сети Интернет состоит из разнообразных ресурсов. Абсолютное большинство из них при этом не являются средствами массовой информации и как следствие этого становится невозможным применение норм законодательства о СМИ. Для противодействия распространению идеям экстремизма правоохранительными органами в настоящее время применяются нормы уголовного законодательства -о призывах к экстремистской деятельности (статья 280 УК РФ), возбуждении ненависти (статья 282 УК РФ), а также о публикациях, которые могут быть отнесены к деятельности экстремистского сообщества (статья 282.1 УК РФ) или запрещенной организации (статья 282.2 УК РФ) [6]. Также используются нормы Кодекса административных правонарушений - статья 20.3 «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики» и статья 20.29 «Производство и распространение экстремистских материалов» [2].

Статистика последних лет свидетельствует, что борьба с экстремизмом за последние четыре года активно стала переходить из реального мира в виртуальный. Статистика показывает, что, если в 2007 г. из 28 приговоров по ст. 280 и 282 УК только 3 приговора касались размещенных в сети материалов, то в 2008 – 14 из 45, в 2009 – 17 из 56, в 2010 – 26 из 72, а в 2011 г. приговоры по экстремизму в Интернете уже превысили число приговоров по «обыкновенным» делам: 52 из общего числа приговоров 78. В 2012 г. эта тенденция получила развитие, за первые полгода из 32 приговоров по экстремистским статьям 18 касались деятельности в Интернете [7].

Год от года увеличивается и количество интернет-ресурсов в Федеральном списке экстремистских материалов. Так в 2008 г. их было 25, в 2009 – 38, 2010 – 44, 2011 – 93, 2012 – 264, за 10 месяцев 2013 – 110, итого 574 или почти 37 % от общего количества (2122 по состоянию на 20 ноября 2013 года) [7].

В связи с этим противодействие экстремизму и терроризму в сети Интернет является одним из актуальных направлений деятельности органов государственной власти и правоохранительных органов на современном этапе. Подтверждением вышесказанному могут служить заявления и высказывания Президента РФ В. В. Путина, руководителей МВД и ФСБ России, представителей исполнительной и законодательной властей, звучавшие в течение всего 2013 г.

Так, Президент России В. В. Путин в феврале 2013 года на заседании коллегии Федеральной службы безопасности дал поручение сотрудникам ФСБ активно противодействовать пропаганде экстремизма в сети Интернет и создать единую систему защиты информационных ресурсов РФ.

При этом глава государства подчеркнул, что такие действия не будут посягать на конституционное право граждан РФ на свободу слова, так как оно «незыблемо и неприкосновенно». Однако Президент уверен, что никто не имеет права «сеять ненависть, раскачивать общество и страну, и тем самым ставить под угрозу жизнь, благополучие, спокойствие миллионов наших граждан» [5].

В марте 2013 года председатель комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи А. Митрофанов заявил, что принципы борьбы с экстремизмом в Интернете и вне её будут предельно одинаковыми. «Борьба с экстремизмом в Интернете не будет сильно отличаться от борьбы с экстремизмом не в Интернете. Будет выдержан такой подход, и должны применяться такие же наказания. В настоящее время регулирование Интернета является крайне важным, в связи с постоянно растущим количеством пользователей. Однако единого подхода и текста законопроекта о регулировании Интернета пока нет, но работа в этом направлении ведётся достаточно активно» [3].

Глава ФСБ А. Бортников в июне 2013 года во время заседания Национального антитеррористического комитета назвал социальные сети и часть интернет-сайтов «своеобразным источником идей экстремизма». «Своеобразным источником идей экстремизма стала часть Интернета. В социальных сетях создаются закрытые группы, активизируется деятельность сайтов, на которых ведётся целенаправленная идеологическая обработка пользователей» [11].

В октябре 2013 года в рамках своего выступления на заседании Совета Федерации глава МВД В. Колокольцев назвал экстремистские проявления «угрозой безопасности, которой мы последовательно противодействуем. Серьёзной, вызывающей у нас обоснованное опасение, тенденцией является всё более активные стремления вовлечь в эту сферу нашу молодежь. Фиксируются и пресекаются попытки радикально настроенных личностей проникнуть в фанатскую среду, провоцировать на совершение противоправных акций».

В. Колокольцев считает, что власти государства должны активно бороться с экстремистскими группами в глобальной сети, так как сейчас Интернет является основной средой общения молодых людей. «Большое профилактическое значение будет иметь принятие проекта федерального закона, предусматривающего уголовную ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности с использованием интернет-пространства» [8].

В будущем законе должен быть описан порядок регулирования приобретения ресурса, статус его владельцев, их обязанности и права по отношению к третьим лицам, размещающим информацию на сайте. Однако и принятие федерального закона не решит проблему в целом, так как большинство ресурсов сети при их целевой направленности на российскую аудиторию, юридически зарегистрированы за границей. В связи с этим плодотворное противодействие распространению экстремистских материалов планируемый закон может оказать только на те ресурсы сети, которые юридически и физически расположены в России. Значительное число террористических и экстремистских организаций, запрещённых на территории России и стран СНГ, абсолютно законно осуществляют свою деятельность в большинстве западных стран. Это не дает возможности для организации судебного преследования граждан, регистрирующих экстремистские сайты за рубежом и наполняющих их информацией.

Мировая практика свидетельствует, что подобные проблемы характерны не только для Российской Федерации. В условиях, когда количество так называемых проблемных сайтов уже значительно превосходит, по данным американского Центра Симона Визенталя, 2 тыс., концентрируясь не только в США и Германии, но и в таких странах, как Австрия, Швеция, Австралия, Голландия, Канада, Польша, Румыния, Россия, Словакия, Испания, Южная Африка, Украина, с особой остротой начинает ощущаться безответственность упований на доброе начало в человеческой личности и потребность в выработке механизмов правовой регламентации использования новейших информационных технологий [3].

Помимо отсутствия выстроенной нормативно-правовой базы противодействия экстремизму и терроризму в информационном пространстве также существуют проблемные вопросы технического плана:

- установление лица, разместившего в сети экстремистский или террористический материал. Современные технологии беспроводного доступа в сеть (например, Wi-Fi), имеющиеся в свободной продаже сетевые платы с динамическим IP-адресом и т. п. фактически исключают обнаружение такого лица;

- идентификация лица как автора или издателя экстремистского или террористического материала, а не просто как владельца средства вычислительной техники, посредством которого в сети был размещен материал [12].

В 2013 г. Следственный комитет России объявил тендер «на оказание услуг доступа к системе мониторинга и прогнозирования противоправных действий на основе информации из соцсетей, блогов и СМИ». Для того, чтобы осуществлять мониторинг, программистам будет необходимо разработать систему, способную анализировать сообщения пользователей «ВКонтакте», Facebook, Twitter, Livejournal, «Одноклассники», YouTube, RuTube, Instagram и Foursquare.

Аналогичными системами давно пользуются в администрации Президента. Программа позволяет обрабатывать сообщения более 40 млн русскоязычных блогов, микроблогов, форумов и социальных сетей.

Разработчики системы утверждают, что она позволяет отслеживать рост социальной напряжённости в Интернете, протестные настроения, экстремизм; обсуждение уровня цен, зарплат, пенсий, инфраструктуры, медицины и пр.

Эксперты следственного комитета объясняют необходимость создания данного механизма тем, что он предоставит возможность оперативного реагирования на возникающие угрозы и средство предотвращать преступления [8].

На сегодняшний момент основанием для введения ограничений или прекращению доступа к тому или иному интернет-ресурсу является внесение данного ресурса в «Федеральный список экстремистских материалов», либо, если ресурс является официальным сайтом организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». В этом случае Министерством юстиции всем интернет-провайдерам рассылаются соответствующие информационные письма, а также организации предоставляющей интернет-хостинг. Таким образом, если сервер, на котором находится ресурс, размещён на территории РФ, то сайт удаляется физически, либо в большинстве случаев провайдеры блокируют запросы к данному ресурсу. Однако стоит отметить, что процедура принятия решения о признании материалов или сайтов экстремистскими через суды не способствует оперативности в принятии решения, а, следовательно, не является эффективной мерой. До момента принятия решения данные материалы могут быть растиражированы на десятки и сотни других сайтов [12].

Подводя итог, можно сказать, что на сегодняшний день можно констатировать наличие следующих проблем в данном направлении:

- отсутствие международного нормативно-правового акта (договора, пакта, конвенции) регламентирующего взаимодействие государств в сфере противодействия экстремизму и терроризму в информационно-коммуникационном пространстве;

- несовершенство нормативно-правовой базы РФ в сфере противодействия экстремизму в сети Интернет;

- отсутствие единого органа, как на федеральном, так и на региональном уровнях, на который полностью возложена функция мониторинга информационно-коммуникационного пространства (подобные подразделения есть в большинстве силовых ведомств, но механизмы их взаимодействия и координации не отлажены);

- наличие проблемных вопросов в сфере применения технических средств.

Исходя из этого, первоочередными мерами решения вышеизложенных проблем должны стать:

- инициирование в рамках ООН разработки и принятия международного правового акта по взаимодействию в сфере противодействия экстремизму и терроризму в глобальном информационном пространстве;

- оперативная доработка законопроекта и принятие Государственной думой Федерального закона, прописывающего права, обязанности и ответственность пользователей сети Интернет на территории России;

- создание единого федерального органа (подразделения в структуре одного из силовых ведомств), его территориальных отделений наделённого полномочиями и оснащённого новейшими техническими средствами для мониторинга и анализа информации сети Интернет, в частности, на предмет проявлений экстремизма.

Источники

1. Глава ФСБ: Интернет остается источником идей экстремизма. URL: http://www.itar-tass.com/glavnie-novosti/606729 (дата обращения:12.02.2014).

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ // Справочно-правовая система «Консультант Плюс».

3. МВД предлагает ввести уголовную ответственность за экстремизм в Сети. URL: http://nnm.me/blogs/aleeks1/mvd (дата обращения: 7.02.2014).

4. Принципы борьбы с экстремизмом в сети и вне ее будут одинаковыми. URL: http:// www.securitylab.ru/news (дата обращения: 28.01.2014).

5. Путин призвал ФСБ уделять больше внимания интернету. URL: http://www. securitylab.ru/news (дата обращения: 20.01.2014).

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63-ФЗ // Справочноправовая система «Консультант Плюс».

7. Федеральный список экстремистских материалов. Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации. URL: http://minjust.ru/extremist-materials (дата обращения: 12.02.2014).

8. Эксперты СК России будут следить за СМИ и соцсетями. URL: http://www.securitylab. ru/news/440616.php (дата обращения: 3.02.2014). 

Литература

9. Мельникова Д. П. Правовое регулирование экстремистской деятельности в сети Интернет. URL: http://www.scienceforum.ru/2013/151/2191 (дата обращения: 4.02.2014).

10. Соболев В. Противодействовать идеологии терроризма. URL: http://i-r-p.ru/page (дата обращения: 6.02.2014).

11. Основные проблемы уголовно-правовой оценки проявлений экстремизма и терроризма. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_21_16.htm (дата обращения: 3.02.2014).

12. Функционально возможные инструментальные средства противодействия распространению идей экстремизма и терроризма в сети Интернет на территории РФ. URL: http://www.bibliofond.ru/view (дата обращения: 7.02.2014).


Источник: Троегубов Ю. Н. Проблемы противодействия экстремизму в сети Интернет // Гуманитарный вектор. Серия: История, политология. – 2014. – №3 (39). – С. 143–147.

Комментарии

Пока не добавлено ни одного комментария

Написать комментарий

Для добавления комментариев вам потребуется авторизация.